Музыка

Музыка в творчестве Стэнли Кубрика 

Совершенно уникальный для той эпохи, Стэнли Кубрик предпочитал использовать музыкальные отрывки, которые часто были “контрапунктическими”, то есть, противоречащими эмоциональной или визуальной составляющей сцены. Реакция аудитории, которая привыкла к сквозной симфонической музыке, написанной одним композитором, была неоднозначной. 

В наше время большинство отдает предпочтение «франшизным»  фильмам, которые требуют полной партитуры, желательно узнаваемой темы героя. Для этого киностудии обращаются к композиторам, который могли бы ее сочинить. Сейчас миру известны такие таланты, как Ханс Циммер, Джон Уильямс, Джеймс Хорнер и другие.  

Кубрик же в свое время, как только добился независимости от вмешательства студии, приступил к формированию собственного кинематографического стиля. В своем творчестве он опирался такие работы как, конфронтационные теории театра Бертольда Брехта, новаторские теории монтажа Сергея Эйзенштейна, описания характеров героев  Фридриха Ницше и определения личности Зигмунда Фрейда. Большое влияние на него оказали именно немецкие мыслители. 

Музыка была одним из аспектов кинопроизводства, который требовал переосмысления, и Кубрик был всецело вовлечен в разработку своего собственного полноценного произведения искусства. Оно было нацелено на синтез драматических, визуальных и музыкальных форм из «классических» в нечто более похожее на кинематографическое. Это объясняет в значительной степени необъятность большинства его фильмов.  

Когда дело доходило до музыкальной части кинопроизводства, полные симфонические партитуры обладали способностью диктовать аудитории каждую эмоцию. Кубрик хотел иного, он хотел, чтобы его музыка была знакомой, но «агрессивной». Он хотел комментировать действие на экране намеренно ироничным тоном, который бросал вызов привычной сдержанности. Прежде всего, он хотел, чтобы его фильмы были необычными и запоминающимися. 

Одна из самых известных композиций, использованных Кубриком — “Восход солнца” из “Так говорил Заратустра”, соч. 30 Рихарда Штрауса, это лейтмотив фильма «2001: Космическая одиссея». “Так говорил Заратустра” — музыкальная поэма, состоящая из девяти частей. Каждая часть посвящена определенной эмоции, такой как радость, тоска, смерть и другие. Кубрик использует только первую и самую звуковую часть – “Einleitung, oder Sonnenaufgang” (Вступление, или Восход солнца). “Так говорил Заратустра” Штрауса основан на одноименном философском шедевре, написанном Фридрихом Ницше в 19 веке.  

Есть несколько повторяющихся тем, наиболее важной из которых является концепция «сверхчеловека», личности, овладевшей собой и достигшей полной власти. Человек — всего лишь мост между животными и этим высшим выражением. Именно эта тема четко прослеживается в «Космической одиссее». 

Вторая тема — это тема «вечного возвращения». Вечное повторение — это возможность того, что все события в жизни человека будут повторяться бесконечно. Принятие такового является определяющей характеристикой сверхчеловека. 

Третья главная тема — это «воля к власти», как фундаментальный компонент человеческой природы. То, кем мы являемся как личности, выражается в нашем отношении к воле и желанию, а также в нашей готовности полностью выражать свою жизнь через ее постоянное применение.  

Фильмы Кубрика всегда демонстрировали продолжение ницшеанской философии. А пьеса Штрауса, как и все остальные, выбранные для фильмов, идеально вписываются в их рамки. Кубрик по-своему относился к музыке, а выбор композиций был связан не столько с красивой музыкой, подобранной к красивым картинкам, сколько с интеллектуальной составляющей.  

Материал подготовила Агата Подчезерцева

Написать ответ

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *