Культура

Биография как художественный феномен  

В честь романа «Удел человеческий» Андре Мальро, три музея – ГЦСИ, ММОМА, Еврейский музей, совместно начали реализацию 7 сессий. Которые посвящены собственным страхам, чувствам и мыслям. Художники и кураторы данного проекта подняли проблему постчеловеческого начала.  

Интересная сессия «Биография. Модель для сборки» по мотивам одноименной книги Хулио Кортасара «62. Модель для сборки» 

Сюжет создан таким образом, чтобы читатель сам его выстроил. Каждый из четырнадцати художников выставки выражает свою мысль в свободной форме, оставляя место и для зрителя. 

«Биография была призвана к жизни эпохой современности. Она возникла с закатом традиционного общества и появлением автономной личности, которая отныне сама взялась управлять своей судьбой. Биография, следовательно, предполагает вариативность: каждый ее этап и каждый ее поворот есть результат индивидуального решения и выбора из возможных альтернатив», — замечает создатель проекта Виктор Мизиано. 

Художественное высказывание может отражать как реальное событие из жизни автора, так и быть выдуманной историей. Эти работы имеют определенную последовательность: ироничную, нарциссическую и динамическую

Ироничность видна в биографии Сергея Браткова 

Его история сегодня актуальна. Она выражается через пристрастие к курению. Вредная привычка развивается, как некий сюжет одного действия в разных обличиях. Это прослеживается в его табличках с обозначением дат и фотографиях: «1984 г начал курить»; «1992 г бросал курить»; «2003 г сигарета в день»; «2018 г бросил курить». Повторяющиеся действия создают биографическую траекторию, которая имеет свои черты. 

Работа Павела Альтхамера — про анализ собственной жизни 

Проводя эксперименты с изменением сознания, художник определяет биографию иного уровня. «Я представил себя в старости, вспомнил себя в прошлом и живу в настоящем, и это есть целостность» — главный посыл Альтхамера. Его работа начинается с инсталляции, изображающей сельскую местность по его воспоминаниям и комнаты варшавских новостроек, а заканчивается выдуманным автопортретом в старости. Эта грань между реальностью и воображением показана, как новый способ увидеть себя и свою историю со стороны. 

Отдельного внимания заслуживает зал Максима Шера  

Он поставил перед собой задачу сделать портрет времени. Автор ходил по заброшенным зданиям жилых домов и находил фотографии. Затем Максим сопоставлял найденные снимки с комнатами, в которых давно никто не жил. Так, забытые фотографии из семейных архивов стали предметом повествования, а их опустевшие квартиры — его итогом. 

«Все эти совпадения, как и фотографии, которые я нашел и выстроил в субъективную, нехронологическую, чисто визуальную последовательность, все вместе создают образ бесконечного хаоса частной истории повседневности, невидимых связей и смутных воспоминаний в противовес государственной истории линейного развития и героических дат», — делится Максим Шер. 

Эту идею Максим показал через белую стену с отверстиями. Именно в них помещены чужие фотографии: кадры со свадьбы, совместное фото двух подруг на фоне моря, рыбалка и автопортреты. Создавая диалог между временем и историей, слайды становятся частью эпохи, а не только картиной чьей-то жизни. 

На проекте так же представлены работы Анри Сала, Петера Фридля, Недко Солакова, Баби Бадалова, Даниэла Комани, Амалии Ульман, Марко Маетамми, Жанны Гладко, Ольги Чернышевой, Роее Розена, Виктора и Елены Воробьевых. 

Сессия 5 «Модель для сборки» сама по себе стала художественным высказыванием, помимо представленных работ 

Ее масштабность и противоречивость поражает, но с уверенностью можно сказать, что проект «Удел человеческий» Виктора Мизиано достоин внимания для изучения собственного начала – внутреннего себя.  

Материал подготовила Маргарита Хасанова 

Написать ответ

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *