В России

Как употребляли алкоголь в России

«Алкогольная тема» близка всем нам с детства: вспомнить хотя бы многочисленные застолья, на которых ты буквально обязан был выпить, иначе твой отказ посчитают «неуважением». Когда же ты все-таки согласился присоединиться к компании и выпить, но просишь налить как можно меньше, в ответ слышишь лишь «давай-давай, пей!». Единственным заклинанием-усмирением для родственников может стать фраза «я за рулем», но и она не всегда работает, потому что и против нее найдутся контраргументы: «останешься на ночь у нас» или «вызовешь такси». 

Возникает резонный вопрос: почему мы столько пьем? 

Ответы на этот вопрос таятся в истории.  

Алкоголь употребляли уже тогда, когда и Руси-то толком не существовало.

Есть знаменитая легенда о том, как Владимир выбирал религию для Руси, в которой рассказывается, что Ислам князю пришелся не по нраву из-за того, что данная религия запрещает употреблять в пищу свиное мясо и пить алкоголь. «Руси есть веселье пить: не можем без того быть», — так, по легенде, молвил Владимир и отослал мусульман восвояси.  

Вплоть до Ивана III государство никак не вмешивалось в «алкогольную жизнь» своих сограждан, однако именно при Иване III подумали, что на этом можно отлично заработать.

Именно с XV веком связан первый всплеск алкоголизма, потому что в 1474 году была введена первая винная монополия. В этот же период появляется корчма – питейное заведение, предшественник кабаков. 

Уже в начале XVI века в России вовсю пили водку.

До сих пор неизвестно, как именно водка попала к нам: сами ли изобрели или поляки завезли. Позднее ее создание приписали Менделееву, который якобы писал, что 40-градусную водку лучше всего пить, хотя в его работе, посвященной спирту, нет ни слова об этом. Да и интересовал его спирт вовсе не в целях распития. 

В XVI веке пытались создать видимость того, что государство как бы не поддерживает алкоголизацию населения.

Например, старались сокращать количество трактиров и таверн. Однако снизить количество потребляемого алкоголя так и не получилось. В 1550-м году на Земском соборе было предложено сократить продажу водки, но государство от этой идеи сразу отказалось – уже слишком большие деньги все это дело приносит. В годы, когда население чересчур злоупотребляло алкоголем, правительство повышало цены на алкогольную продукцию. В такие времена расцветало домашнее производство. Государству, разумеется, не нравилась конкуренция и потеря такого количества денег, поэтому оно понижало цены, чтобы люди вновь могли покупать спиртное и пополнять казну. 

Первая винная монополия просуществовала до 1533 года.

В 1652 году была введена вторая. В 1696 – третья. Все эти три монополии вводились лишь в целях заработка. Никого из высших чинов не особо-то интересовало снижение алкоголизации населения. 

Немного лучше стали обстоять дела в эпоху Николая II.

В 1894 году С.Ю. Витте предложил ввести четверную монополию на алкоголь. Она отличалась от трех другим тем, что государство в этот раз вводила монополию не только для заработка, но и целях защиты населения от некачественного высокоградусного алкоголя. Государство тогда само алкоголь не производило, но оно занималось очисткой спирта: производитель алкоголя обязан был закупать спирт у государства, а продавать свой алкоголь он обязан был в государственных магазинах по фиксированной цене. Однако на весь остальной алкоголь (не такой крепкий) монополия не распространялась, но он был обложен акцизами. Пьянства меньше не стало, однако травиться алкоголем стали реже. 

Доходы государства от алкоголя по-прежнему были зашкаливающими.

Перед Первой мировой они составляли до четверти общего дохода Империи. Николай II в 1914 году выпускает указ о запрете производства алкогольных напитков: данный указ распространялся на весь период Первой мировой. Так в России был введен Сухой закон. Стоит уточнить, что распространялся этот указ только на крепкие напитки (то же пиво, например, все еще можно было купить). Этих ограничений хватило для того, чтобы Россия стала меньше пить, сильно уменьшилось количество преступлений на фоне алкогольного опьянения и т.д. 

По итогу запрет высокоградусного алкоголя оказался настолько действенным, что его продлили и два следующих правительства – временное и советское. Формально Сухой закон сохранялся до 1925 года.  

Советский Союз, начиная с 1924, начал производство высокоградусных напитков и наращивал его вплоть до конца 20-х годов. Население опять начало пить, однако, что самое интересное, государство проводило антиалкогольную пропаганду, но при этом увеличивало производство и продажу  алкоголя. И тут возникают вопросы.  

Как это объяснил И.В. Сталин: 

«Кстати, два слова об одном из источников резерва — о водке. Есть люди, которые думают, что можно строить социализм в белых перчатках. Это — грубейшая ошибка, товарищи. Ежели у нас нет займов, ежели мы бедны капиталами и если, кроме того, мы не можем пойти в кабалу к западноевропейским капиталистам, не можем принять тех кабальных условий, которые они нам предлагают и которые мы отвергли, — то остается одно: искать источников в других областях. Это всё-таки лучше, чем закабаление. Тут надо выбирать между кабалой и водкой, и люди, которые думают, что можно строить социализм в белых перчатках, жестоко ошибаются» 

Это и есть одна из причин производства водки, однако это не отвечает на вопрос противоречивого увеличения производства алкоголя в пик антиалкогольной пропаганды.  

Вопрос об этом противоречии задала И.В. Сталину иностранная делегация в 1927 году. 

Вопрос Сталину: Как увязываются водочная монополия и борьба с алкоголизмом? 

Ответ: Я думаю, что их трудно вообще увязать. Здесь есть несомненное противоречие. Партия знает об атом противоречии, и она пошла на это сознательно, зная, что в данный момент допущение такого противоречия является наименьшим злом. 

Когда мы вводили водочную монополию, перед нами стояла альтернатива: 

либо пойти в кабалу к капиталистам, сдав им целый ряд важнейших заводов и фабрик, и получить за это известные средства, необходимые для того, чтобы обернуться; 

либо ввести водочную монополию для того, чтобы заполучить необходимые оборотные средства для развития нашей индустрии своими собственными силами и избежать, таким образом, иностранную кабалу. 

Члены ЦК, в том числе и я, имели тогда беседу с Лениным, который признал, что, в случае неполучения необходимых займов извне, придется пойти открыто и прямо на водочную монополию, как на временное средство необычного свойства. 

Вот как стоял перед нами вопрос, когда мы вводили водочную монополию. 

Конечно, вообще говоря, без водки было бы лучше, ибо водка есть зло. Но тогда пришлось бы пойти временно в кабалу к капиталистам, что является ещё большим злом. Поэтому мы предпочли меньшее зло. Сейчас водка даёт более 500 миллионов рублей дохода. Отказаться сейчас от водки, значит отказаться от этого дохода, причём нет никаких оснований утверждать, что алкоголизма будет меньше, так как крестьянин начнёт производить свою собственную водку, отравляя себя самогоном. 

Здесь играют, очевидно, известную роль серьёзные недостатки по части культурного развития деревни. Я уже не говорю о том, что немедленный отказ от водочной монополии лишил бы нашу промышленность более чем 1/2 миллиарда рублей, которые неоткуда было бы возместить. 

Значит ли это, что водочная монополия должна остаться у нас и в будущем? Нет, не значит. Водочную монополию ввели мы как временную меру. Поэтому она должна быть уничтожена, как только найдутся в нашем народном хозяйстве новые источники для новых доходов на предмет дальнейшего развития нашей промышленности. А что такие источники найдутся, в этом не может быть никакого сомнения. 

Правильно ли поступили мы, отдав дело выпуска водки в руки государства? Я думаю, что правильно. Если бы водка была передана в частные руки, то это привело бы: 

во-первых, к усилению частного капитала, 

во-вторых, правительство лишилось бы возможности должным образом регулировать производство и потребление водки, и, 

в-третьих, оно затруднило бы себе отмену производства и потребления водки в будущем. 

Сейчас наша политика состоит в том, чтобы постепенно свёртывать производство водки. Я думаю, что в будущем нам удастся отменить вовсе водочную монополию, сократить производство спирта до минимума, необходимого для технических целей, и затем ликвидировать вовсе продажу водки. 

Я думаю, что нам не пришлось бы, пожалуй, иметь дело ни с водкой, ни со многими другими неприятными вещами, если бы западноевропейские пролетарии взяли власть в свои руки и оказали нам необходимую помощь. Но что делать? Наши западноевропейские братья не хотят брать пока что власти, и мы вынуждены оборачиваться своими собственными средствами. Но это уже не вина наша. Это — судьба. 

Как видите, некоторая доля ответственности за водочную монополию падает и на наших западноевропейских друзей. 

Правильно ли поступило советское правительство – судить не нам.  

Однако в будущем пить меньше не стали.  

Вот так менялись доходы государства от продажи алкоголя: 

https://sun9-45.userapi.com/impg/QFRTH6hwmvLUHxYxCm08XkOfwcxatdCTJ4INTQ/OCLYQTFO-tg.jpg?size=944x363&quality=96&sign=4222331a79ebf4cb3a8d035ee110cad7&type=album

В 1929 году по стране прокатилась антиалкогольная кампания – и на то были веские причины.

Потребление алкоголя сильно выросло. Употребление водки с 1923 года по 1928 употребление водки выросло в 40 раз.  

Антиалкогольная кампания 1929-го года привела к закрытию огромного количества алкогольных лавок, питейных заведений и даже некоторых заводов по производству алкогольной продукции.  

Однако в 30-х все снова вернулось на круги своя. До самого начала Великой Отечественной водка продавалась совершенно законно. 

Во время войны не вводили Сухой закон (как это было в период Первой мировой), напротив, водка была в рационе солдат (знаменитые «фронтовые 100 грамм»). Нужно уточнить, что эти «100 грамм» впервые были введены во времена советско-финской войны. Указы о предоставлении водки солдатам же постоянно менялись. Нужно уточнить, что можно было и не пить эту водку – тут решал сам солдат.  

Уже после войны водка и алкоголь в целом все еще оставались общедоступными.

Средний показатель употребляемого алкоголя на человека составлял 4 литра (это не так уж и много, особенно по нынешним меркам). Однако в 58-году начали новую антиалкогольную кампанию. Результаты этой попытки оказались весьма плачевными: закрылась масса питейных заведений – по мнению правительства это должно было снизить уровень потребления. Но вместо этого люди просто начали пить на улице, уровень потребления, как и преступности на почве пьянства, выросли аж в два раза.  

В 1972-ом году правительство еще сильнее ограничивает алкоголь, а население еще сильнее начинает пить. Отлов пьяниц на улицах приводит к тому, что люди начинают пить коллективно на работе.  

https://sun9-47.userapi.com/impg/qcd3SAoJVL7UZHT5UgsSPUOOQqmf-eBmbN4UJQ/PmBLKEcYvOw.jpg?size=900x540&quality=96&sign=a3495b0d4db3d1bb6479f7ae376b7a19&type=album

Новый период антиалкогольной кампании пришелся на период нахождения у власти нового генсека М. Горбачева. 

Начиная с 85-го года началась еще более радикальная антиалкогольная пропаганда, которая привела к наихудшим последствиям. Горбачевская компания снизила продажу алкоголя и его производство, однако это не означало, что население стало меньше употреблять. Оно просто изготавливало самогон самостоятельно. Из-за недоступности алкоголя люди просто начали пить все подряд: стеклоочистительную жидкость, парфюмерию и т.д. 

После развала СССР пала и государственная монополия на алкоголь – все ушло в частные руки.

Российский рынок наполнился дешевым импортным алкоголем сомнительного качества. Люди просто ринулись все это пробовать, что повлекло за собой многочисленные алкогольные отравления, психозы, рост преступлений на фоне пьянства, высокая смертность.  

Государство теряло огромные деньги на этом повсеместном алкогольном угаре населения, потому что отныне все было в частных руках. 

Начиная со второй половины 90-х, государство вновь вводит акцизы, пытается уничтожить производство нелегального алкоголя и наладить производство государственного.  

Сегодня уровень потребления алкоголя все же снизился

На апрель 2019 года ТАЗ сообщил, что с 2011 года на момент 2019 потребление алкоголя снизилось в два раза. Снизилась смертность на почве алкогольного отравления. 

https://sun9-52.userapi.com/impg/ky_xhUOpY7ePtiVfeXszh9pgRYnOrzyE8tPCOg/Bm4lxjtdbBQ.jpg?size=467x540&quality=96&sign=7769c731bb6bebcf27da71f058769300&type=album

Прослеживается одна закономерность: бедные слои населения пьют в разы больше, чем состоятельные. Аналогичная ситуация и с уровнем образования. 

Как же решить проблему повсеместного пьянства? 

Во-первых, из истории очевидно, что полного Сухого закона, повсеместного запрета на алкоголь ничего хорошего не выйдет. Вместо мгновенного запрета подойдет плавное введение антиалкогольной политики, которая будет постепенно снижать уровень потребления. Конечно же оградить от  алкоголя детей, постоянно говорить про смертельную опасность, что несет в себе алкоголь.  

Во-вторых, повышение уровеня жизни и образования. Связь между всем этим отчетливо заметна.  

Алкогольная зависимость – важнейшая проблема и трагедия как для человека, попавшего в зависимость, так и для общества в целом. Ее нельзя бросать на самотек. Необходимо мягко, но уверенно искоренять эту ужасную заразу из нашей жизни.   

МАтериал подготовила Екатерина Куфтина

Написать ответ

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *