Стиль жизни

Беседа с психологом: взгляд изнутри профессии

Не все травмы физические, иногда они неочевидны. Помочь выявить и вылечить травмы души может психолог. 

Однако не все люди обращают внимание на свои проблемы и откладывают визит ко врачу из-за предрассудков. Зато много вчерашних школьников выбирают профессию психолога, заинтересованные загадками человеческой души. 

Какие подводные камни таятся в профессии психолога? С какими человеческими предрассудками можно столкнуться? Об этом мы поговорили с одним из психологов. 

Newsforward:  Для начала, расскажи немного о себе: кто ты, чем занимаешься? 

Андрей: Кто я. Вопрос больно обширный, аж даже не знаю, что ответить. Человек, психолог, сисадмин? Наверное, можно с некоторой уверенностью ответить, что меня зовут Андрей. 

Newsforward: Что подтолкнуло тебя к изучению психологии? Почему ты захотел стать именно психологом? 

Андрей: Как и очень многих психологов – собственные проблемы и любопытство. Мол как это работает, а как получается так, что оно работает именно так? А почему он/она поступает так, как поступает? В моем случае это было и незнание собственных эмоций, и пришедшее позднее понимание, зачем мне нужен был виртуальный мир. В последствии мне захотелось и дальше углубляться в причины и следствия и помочь другим выйти из подобных трудностей. Нормальные психологи работают с тем, что преодолели сами, знакомы, так сказать, на своей шкуре. 

Newsforward: Насколько в России, по твоим ощущениям, востребована эта профессия? Какие есть варианты, куда идти с дипломом психолога? 

Андрей: Востребованность в нашей стране огромная, вот только последствия карательной психиатрии – это негативное отношение к данной профессии у людей старшего поколения. Сейчас ситуация меняется. Сейчас становится модно изучать себя, стремиться к гармонии с собой, работать над своим психологическим здоровьем и сомневаюсь, что данный тренд ближайшие несколько поколений изменится или исчерпает себя. 

Диплом психолога — это очень обширная вещь. Данный диплом может давать тебе квалификацию управленца и при умении искать и подавать – ты можешь попасть на руководящую должность. Наиболее реальная перспектива для психолога – это HR, туда проще всего именно психологом пойти. А вот с психологической практикой – все сложно. Есть некоторые центры, которые берут с дипломом бакалавра и содействуют развитию, но таких единицы. В большинстве своем требует диплом специалитета или магистратуры, плюс от 100 часов личной терапии. И есть в этом здравый смысл, но лично мне не очень нравится этот подход. 

Ах да, школы – туда можно пойти, военные психологи – набирающая популярность профессия сегодня, ну, продвигаемая. И воспитатель в детский сад – по современному стандарту, воспитатель должен иметь психологическое образование. 

Newsforward: Как относятся к посещению психолога в зарубежных странах? Как там психологи ведут своё дело? В чём разница отношений к психологам в России и в других странах? 

Андрей: Точно не знаю, но из имеющихся у меня данных – положительно. Дело вести там и проще, и одновременно сложнее. К примеру, в США психолог вынужден обеспечивать себе защиту ведением съемок сеансов, что бы потом на него не подали в суд, или еще в чем не обвинили. Это конечно 1 случай из 100, но именно он может загубить твою карьеру. Обязательно заключать контракт с клиентами и, разумеется, платить налоги, у нас с этим все интереснее. Но, при этом, там в медицинскую страховку входят услуги психолога и соответственно большую часть суммы оплачивает медицинская организация, а не клиент – это имеет большие плюсы как для психологов, так и для клиентов. У нас даже ДМС этого не включает. 

Newsforward: Я не раз слышала, что некоторые люди не хотят идти к психологу, потому что считают, что это постыдно и не обращают внимания на своё душевное состояние. Как ты думаешь, это действительно распространено? Почему так происходит? 

Андрей: Данное явление распространено у старшего поколения, мои сверстники, люди от тридцати лет, еще подпали под этот стереотип, а вот уже более молодое поколение значительно в меньшей степени. Возможно, конечно, что это ошибка выборки, но по моим субъективным ощущениям это именно так.  

Отвечая на второй вопрос, скажу, что распространено. В немалой части это связано с идеологией СССР «у нас инвалидов нет». Инвалидов, душевнобольных и прочих неугодных старались упрятать как можно дальше, что бы не мозолили глаза своим несовершенством. Иметь какое-то отклонение или недуг – это клеймо. По крайней мере, мне кажется, что именно от этого происходит нежелание ставить и получать диагнозы у старшего поколения. И в итоге получается, что «я что псих идти к психологу?», а когда говоришь, что психолог работает со здоровыми людьми, то в ответ слышишь «а зачем тогда оно мне, я же здоров». 

Newsforward: В каких случаях, по твоему мнению, стоит прислушаться к себе и записаться на приём к психологу? 

Андрей: Как минимум, если приходится действительно прислушиваться. На самом деле вопрос сложный, мне кажется, что в интернете есть уже достаточно много статей от моих коллег, в которых подробно расписано, в каких случаях это стоит делать, и каждый пишет через призму своей профессиональной направленности. Скажу в ключе поддерживающей, кризисной, терапии – если ты чувствуешь, что с чем-то не справляешься, или боишься, что не справишься и не важно с чем, то почему бы не сходить? Тут не будут тебя лечить, нормальный психолог поможет преодолеть неуверенность или страх, поддержит и после можешь либо расстаться, либо всплывет что-то, с кем захочешь поработать. Ну, и коль сказал про кризисную, то ПТСР, в этом случае обязательно к психологу – это изнасилование, убийство, смерть близкого, какая-то трагедия, с которой не справляешься и не с кем поговорить. 

Newsforward: В моей школе был штатный психолог, но единственная психологическая работа, которую она проводила, — это были очень экспрессивные попытки заставить школьных хулиганов нормально учиться. По твоему мнению, насколько нужно и важно для современных школьников иметь рядом грамотного специалиста в этой области? Чем он может помочь подросткам? 

Андрей: Любопытный психолог, хотя вот в моей школе – редкие тесты, нужные для отчетности психолога. Психолог в школах нужен, и он должен заниматься именно своей работой, а не только бумажной волокитой, как это было принято еще 8 лет назад.  

Во-первых, у нас пытаются внедрить опыт запада – обучения в одном классе детей с задержкой развития и стандартно развивающихся. Это правильно, но такие классы требуют сопровождение психолога. Очень важно не спровоцировать буллинг по отношению к отстающему ученику. На западе в таких классах 2 учителя – педагог и педагог-психолог. Так же психолог должен служить опорой для учеников в их переживаниях, и в некоторых учебных заведениях это так и есть.  

Если опять-таки брать пример США, то там есть некий руководящий психолог – у нас это скорее завуч, который утверждает все планы обучения и в случае чего вносит коррективы в образовательном подходе преподавателя. То есть психолог имеет власть над образовательным процессом. 

Мне сложно углубленно рассказывать о функциях психолога в школах, так как мои познания в этом направлении очень поверхностные. 

Newsforward: Есть такая поговорка «Сапожник без сапог». Нужны ли самим психологам психологи? Или они практикуют самолечение? 

Андрей: Некоторые практикуют и самолечение, и лечение за счет клиента, но, это, разумеется, неправильно. На начальных этапах у психолога практически обязательно должен быть супервизор (психолог-наставник). По себе знаю, что это действительно важно, так как у любого начинающего специалиста есть ложные представления и об эффективности психокоррекционных процедур. Или даже зная, что у клиента с алекситимией (прим.: затруднения в описании своего состояния) вначале всегда ухудшается состояние – всё равно тяжело с этим справляться начинающему психологу. Я очень хорошо помню разговоры со своим наставником, когда у меня был такой клиент, как я переживал, а не сделал ли хуже клиенту, хотя и головой понимал, что всё нормально и правильно. Но мне нужно было получить подтверждение от старшего коллеги. И так и должно быть. 

Newsforward: Насколько полученные знания о человеческой душе помогают тебе в обычной жизни? 

Андрей: Сложно оценить насколько. Это ведь всё интегрировано в мою личность, эти знания, мой опыт, мои навыки это всё, что есть – часть меня, и оценить, абстрагировавшись от этого всего, уже невозможно. Есть такой термин – профессиональная деформация. В общем, как понимаешь, это сильно сказалось на мне. 

Newsforward: Как ты считаешь, должно ли что-то измениться в нашем сознании, в нашем отношении к психологии и собственному психологическому состоянию? Если да, то как именно? 

Андрей: Мне кажется, что все идет очень гармонично и пусть идет своим ходом. К сожалению, среди психологов очень много неграмотных, непрофессиональных и более того, даже вредных и опасных индивидов.  

Наша среда молодая и не научилась еще отчищать себя от шарлатанов или садистов, что говорить, если в топах психологических сайтов, или очень раскрученные психологи зачастую спят с клиентками, шантажируют… Мы с коллегами делали методичку, «когда нужно рвать когти от психолога» и старались внести как можно больше аспектов поведения потенциально опасного психолога.  

При выборе психолога нужно обязательно ознакомиться с этическим кодексом психолога, почитать в каких случаях стоит бежать от психолога и в случае чего – обращаться в полицию. Не бояться обращаться. Мы некогда не смогли посадить садиста, спящего с клиентками только из-за того, что из множества его жертв – только одна обращалась в полицию. Возможно одного обращения было бы достаточно, но не от человека, открыто практикующего «черную магию». 

Единственное что хочется сказать по отношению к собственному психологическому состоянию – учитель слышать себя, контактировать с собой и не убегайте от себя. 

Материал подготовила Камилла Фомичева

Написать ответ

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *