Стиль жизни

Является ли ЛГБТ геноцидом для наций? 18+

Принятие ЛГБТ достаточно быстро распространяется по всему миру. Количество открытых ЛГБТ-персон также растет с каждым годом, люди больше не боятся показать себя в общество и быть теми, кем они сами захотят. Гендерные рамки стираются. Насколько сильно ЛГБТ влияет на демографию страны и является ли ЛГБТ-сообщество геноцидом для наций? 

Во‑первых, гомосексуалы были всегда: и две тысячи лет назад, и сейчас. И что‑то человечество не думает вымирать, а, напротив, размножается с невиданной скоростью: за последние две тысячи лет увеличилось более чем в тридцать раз! Так что современные ученые ломают головы над тем, чем можно заменить не возобновляемые природные ресурсы… 

Во‑вторых, как бы к этому ни относилось государство, в брак вступают не только затем, чтобы завести детей. Этой возможности лишены пожилые люди, бесплодные пары. От нее сознательно отказываются чайлдфри. При этом никто не запрещает жениться бесплодным, чайлдфри, пожилым, тем, кому нужен фиктивный брак. 

В‑третьих, хоть многие и связывают демографические проблемы с легализацией однополых отношений, уровень рождаемости в стране от их легализации не зависит. Доказать это легко: достаточно обратиться к статистике и проверить суммарный коэффициент рождаемости в разных странах (данные актуальны на 2015 год). 

Стоит учитывать и мировые тенденции: сейчас больше всего детей рождается в странах Центральной Африки. Десятка лидеров по рождаемости выглядит так: Нигер (суммарный коэффициент рождаемости – 6,76), Бурунди (6,09), Мали (6,06), Сомали (5,99), Уганда (5,89), Буркина‑Фасо (5,86), Замбия (5,72), Малави (5,60), Ангола (5,37) и Афганистан (5,33). Разумеется, виной тому не запрет однополых браков, а уровень развития общества. 

Ближе к делу. Посмотрим на цифры по России, а также странам, где однополые браки узаконены на государственном уровне. 

Словения (1,34), Испания (1,49), Португалия (1,52), Канада (1,59), Россия (1,61), Люксембург (1,61), Дания (1,73), Финляндия (1,75), Бразилия (1,77), Бельгия (1,78), Нидерланды (1,78), Уругвай (1,82), Норвегия (1,86), США (1,87), Швеция (1,88), Ирландия (1,99), Исландия (2,02), Новая Зеландия (2,04), Франция (2,08), Аргентина (2,23), ЮАР (2,33). 

Всего в четырех странах из двадцати, где полностью либо регионально узаконены однополые браки, суммарный коэффициент рождаемости ниже, чем в России. Также, если посмотреть статистику за несколько лет по этим странам, то никакого падения рождаемости после легализации однополых браков не наблюдается. 

Очевидно, демографическая обстановка в стране зависит не от этого. На рождаемость скорее влияет уровень жизни людей и развитие государства (в индустриальных и постиндустриальных обществах рождаемость снижается всегда). Смертность зависит от употребления спиртного и курения, низкого качества здоровья и жизни, количества ДТП, уровня насилия в обществе, экологической обстановки. 

В‑четвертых, в однополых парах тоже бывают дети. У одних дети остаются от прошлого брака, гетеросексуального, другие усыновляют, третьи выбирают репродуктивные технологии (женщинам доступны искусственная инсеминация дома или в больнице, ЭКО; мужчинам – услуги суррогатной матери). 

Некоторые люди опасаются, что дети, воспитанные однополой парой, по сравнению с детьми из традиционных семей имеют больше шансов стать асоциальными и вырасти геями и лесбиянками. Это опасение чаще всего подкрепляют исследованием социолога Марка Регнеруса (Техасский университет в Остине, США), проведенным в июне 2012 года. Работа Регнеруса показала, что гомосексуальные семьи для приемных детей куда более опасны, чем традиционные. Дети в таких семьях чаще болеют венерическими заболеваниями, обращаются к психотерапевтам, думают о суициде, получают пособия по безработице и более спокойно относятся к супружеским изменам. В 2013 году российские консерваторы отыскали и растиражировали это исследование, подытожив: вот оно – доказательство того, что геям и лесбиянкам доверять детей нельзя. 

В итоге все оказалось далеко не так однозначно. 

1. В исследовании Регнеруса сравнивались не родные или приемные дети в разных видах семей, а родные в традиционных семьях и приемные в однополых. Корректно ли это? Даже если сравнить между собой детей (родных и приемных) только из традиционных семей, с приемными сложностей окажется намного больше. 

2. Регнерус не изучал однополые семьи как таковые. Он не опрашивал респондентов, которые воспитывались двумя отцами или двумя матерями от рождения до совершеннолетия. Лишь двое из 248 детей прожили в доме с родителями (лесбиянками) все 18 лет. Остальные отметили, что их мать либо отец, когда‑то имели однополую романтическую связь. 

3. Социальное неблагополучие детей может отчасти объясняться разным количеством латино‑ и афроамериканцев в подборке традиционных и однополых семей. Латино‑ и афроамериканцев среди родителей‑лесбиянок – 37%, среди родителей‑геев – 43%, а среди традиционных семей – всего 6%. 

Однако, существует такое движение, как гей-национализм. Что может перечеркнуть все мои вышесказанные слова, так как люди могут подумать, что все представители ЛГБТ относят себя к подобному течению. Что же такое гей-национализм? 

Гей-национализм, квир-национализм (англ. Gay nationalism, Queer nationalism) — концепция, согласно которой формирование в рамках освободительного движения ЛГБТ-сообщества является процессом становления новой нации. Сторонники гей-национализма считают, что гей-сообщество — это не группа людей с определёнными сексуальными практиками, а нация, имеющая собственную идентичность, культуру и историю. 

Исходя из собственного опыта преследований и социальной изоляции, многие геи и лесбиянки воспринимают себя в большой степени отличающимися от гетеросексуального большинства. Следуя естественной тенденции всех меньшинств, геи и лесбиянки обычно ищут защиты и поддержки среди своих. Отмена уголовного преследования гомосексуалов во многих странах привела к появлению живой субкультуры, в то время как социальное и правовое равенство, так и не было достигнуто в равной мере. Это привело к росту ощущения фрустрации и к стремлению отмежеваться от враждебного гетеросексуального большинства. В 1990 году это чувство отразилось в появлении «Queer Nation» («Нации Не Таких»), организации известной лозунгом «I hate Straights» (примерно: «Я ненавижу натуралов»). 

Одна из линий аргументации гей-националистов исходит из того, что Организация Объединённых Наций в своей Всеобщей декларации прав человека: 

  • в статье 15 гарантирует право на свободный выбор национальной принадлежности, и 
  • в статье 16, гарантирует право на брак, независимо от национальной принадлежности. 

Если ООН признает геев и лесбиянок отдельной нацией, это приведёт к признанию однополых браков и ликвидации дискриминации во многих странах, подписавших Всеобщую декларацию прав человека. Формирующееся национальное движение геев и лесбиянок показывает параллели с еврейской эмансипацией и сознательно ориентируется на идеи Теодора Герцля. Предлагаемая сепаратистскими группами эмансипация через национальную идентичность до сих пор привлекает мало внимания в официальной (ассимиляционной) квир-теории, однако исследователи национализма активно изучают это явление. 

Берубе (Bérubé, 1991) и Чи (Chee, 1991) первыми определили Квир-национализм как новую форму национализма. Согласно анализу Брайана Уокера, проведённом в 1996 году, некоторые закономерности формирования национальной культурной идентичности характерны также и для ЛГБТ-сообщества. Уокер классифицирует гей-национализм как одну из «новых», культурных форм национализма, которые отличаются от «старых», этнических и религиозных типов. Он выделил следующие признаки формирования новой общности: 

Многие формы национализма начинались как общественные движения групп, пытавшихся отделиться от дискриминирующего большинства, в этом плане квир-национализм строится на основе общности людей, дискриминируемых со стороны остального общества и находящихся в социальной изоляции. 

  • Гей-сообщество имеет свою собственную культуру: свои журналы, фестивали, театры, клубы, фильмы и т. д. 
  • Гей-сообщество имеет свою литературу. 
  • Гей-сообщество обладает общей исторической судьбой. 
  • Гей-сообщество ищет доступ к элементам государственного регулирования в целях обеспечения собственной безопасности, при этом является в значительной мере политически организованно, и в некоторой степени стремится пробудить национальные чувства. 

Уокер предполагает, что в процессе дальнейшей интеграции (в том числе благодаря новым информационным технологиям, таким как Интернет) ЛГБТ-сообщество превратится в нетерриториальную нацию наподобие диаспоры. 

Уилл Кимлика признаёт, что геи и лесбиянки подобно этнокультурным группам развили групповую идентичность и групповую культуру. 

Уильям Берроуз высказывал идею о создании национального государства геев и лесбиянок, однако позже склонился к возможности создания автономного организованного сообщества наподобие некоторых этнических меньшинств в США. В 2004 году группа активистов попыталась провозгласить Королевство геев и лесбиянок. В ряде стран западного мира наблюдается формирование анклавов подобных этническим, так называемых гей-гетто, которые могут занимать от одного квартала до небольшого города. 

С одной стороны, вариант создать отдельную нацию не кажется плохой идеей. Но с другой стороны, не будет ли означать тот факт, что ЛГБТ-персоны необычные люди? Зачем выделять или обособлять себя от других людей? 

Материал подготовила Пелагея Машинина 

Написать ответ

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *