Культура Стиль жизни

Постирония добра

Постирония – последний значимый феномен современного юмора. Она пропитала абстрактные мемы, обнаружила новые смыслы и классификации.

Существует четыре типа постиронии:

1) Нарочито гиперболизированная ирония. Это та же самая ирония, только «roleplay» (отыгрывание, пародия через вживание в роль) — идентичность мифа. Субъективность воспроизводится так реалистично, что сложно демаркировать иронию и реальность. В основном, это глупая шутка, которая воспроизводится без указания на то, что она глупая. Цель такой постиронии репрезентировать объект как нарочито глупый настолько, что его достаточно просто воспроизвести и он уже будет комичен и неадекватен.

2) Там, где вышеописанная постирония не заканчивается, начинается вторая. Это, по сути, шутка над шуткой, ирония над иронией. Всё выглядит так же, как в первом случае, только добавляется элемент иронии над возможной иронией над объектом.

3) Следующий подтип постиронии выводится с целью высказаться о методологии, а не для того чтобы посмеяться над объектом. Высмеивается сам процесс, феномен юмора вообще или его закреплённая в данный момент традиция и форма. Так, иронизируемому (глупой шутке/феномену) отдается честь. Оно снова становится релевантным, а не просто глупым. Субъект пытается сказать, что иронизируемое не так уж плохо, шутка не модная, или что актуальное плохо/не лучше. Выражается обычно семантически.

4) Последний тип – это постирония над постиронией. Субъект остается солидарен, равно – объективен. Он подмечает и объект и иронию справедливой. Чаще всего — объект глуп, ирония снобистская, а ирония над иронией бескомпромиссная.

Уже существуют метонимичные отношения в использовании категорий. Часто постиронией называется даже та шутка, что является просто иронией. В её форме задействована ирония к методологии создания шутки, чаще всего традиционной. Проще говоря, плохо или абстрактно воспроизводится форма мема, иронии.

Подобные значения постирония носит в обществе и каждый определяет сам, что же у него получилось. Если давать каждому типу отдельное название, то первый вполне будет похож на обычную сильную иронию, второй на постиронию и третий на метаиронию.

Сегодня постирония массово существует в авангардной молодежной культуре как в юморе, так и способах к существованию. Чаще всего как часть или аспект, и не носит идеологических оснований. А они есть.

Постирония это солидарность юмора, ибо иронизируя над Всем, ты солидарен ко всему Другому. Если это Всё, то и солидарность ко Всему, а Другого просто нет. Точнее, Всё Другое, но за счет того, что ты постсубъект при постиронии, Другое уже не значит ничего плохого. Другое всё ещё представляет опасность, но только если оно не в рамках постиронии. Поэтому постирония это кристальный аппарат. Договор безусловного взаимодоверия, исключающий агрессивную субъективность. Он описывает общие оценочные основания, у которых лежит позитивизм (как позитивное, солидарное интерпретирование за счет абстрактности). При постиронии не проигрывает никто кроме непонимающего постиронию. Так постирония дискредитирует и незнание.

Если весь юмор превратится в постиронию (и что примечательно, он может не сильно отличаться от того, что сейчас даже шутится не постиронично). Тезис «у юмора нет границ» станет последовательной реальностью, с политкорректностью которой никто не будет спорить. Ибо она ляжет у оснований постиронии как идеологемы, вне зависимости от формы и метода воспроизведения.

Странные шутки обрекают людей на толерантность. Чем шире дифференциация, тем меньше возможностей контролировать и корректировать. Выход один – принять и адаптироваться. Если однажды количественно нишевые типы юмора станут превалировать, разность навсегда закрепится как безусловная норма.

Материал подготовил Илья Боровов

Написать ответ

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *